Весна. Дождь. Обновление

Подписка на полгода за 1800 ₽ 2880 ₽

Оформить сейчас
До конца акции осталось:
03
дня
22
часа
21
минута

Подполковник ФСБ в отставке о том, чему нужно учиться у спецслужб США. Как вычислить террористов, и почему заказчиков убийства Немцова найти невозможно

Hard Day's Night
21:28, 22 марта
22 350
18
Вы смотрите демо-версию ролика,
полная версия доступна только подписчикам
Поделиться  
Другие выпуски

Гостем программы Hard Day’s Night был вице-президент международной антитеррористической ассоциации «Альфа» Алексей Филатов. Поговорили о том, почему в Брюсселе оказались неготовы к теракту, как обеспечивается безопасность в метро и аэропортах, и как изменилась работа российских спецслужб за последнее десятилетие. В беседе участвовали ведущие Дождя Антон ЖелновРодион ЧепельВладимир РоменскийИгорь Севрюгин, а также редактор отдела политики «Новой газета» Кирилл Мартынов

Желнов: И сегодня у нас, можно сказать, спецвыпуск, посвященный событиям в Бельгии, в Брюсселе, посвященный терроризму и безопасности. Алексей Алексеевич, первый вопрос вам, касающийся выводов, которые должны сделать российские спецслужбы, вы здесь как эксперт, профессионал в этой отрасли. Какие выводы после брюссельских событий сделают или должны сделать российские спецслужбы?

Филатов: Начнем с того, что для российских спецслужб то, что сегодня произошло, наверное, это какое-то неожиданное событие. Все мы готовы, особенно после парижских событий к тому, что теракты, подобные брюссельскому и парижскому, будут происходить на территории Европы. И в том числе, я думаю, что никто не возьмется за то, чтобы гарантировать на 100%, что враг не пройдет, и на территории Российской Федерации не произойдет чего-то подобного. Тем более, что мы знаем, особенно в кавказском регионе периодически происходят террористические атаки, за которые, в том числе, берет на себя ответственность «Исламское государство» (организация запрещена Верховным судом России).

Я думаю, что каких-то особых выводов для работы спецслужб делать не надо, надо, в принципе, работать в том же режиме, в котором мы работаем, наверное, последние лет 20. Дело в том, что если проводить аналогии между событиями, я бы сейчас сказал, что власть и силовые структуры Евросоюза,  по крайней мере, Франции и Бельгии это точно, находятся приблизительно в том же состоянии, как мы находились на пороге конца 20 и начала 21 века после тех страшных событий 1995 года в Буденновске, 2002 года в «Норд-Осте» и 2004-го в Беслане. Эти теракты по своей трагичности, наверное, не менее серьезные, чем в Париже и Брюсселе.

Тогда мы делали выводы, и мы много, я считаю, сделали после того, и тому статистика, которую мы сейчас имеем. Можно спорить — правильно, не правильно, но последние 3 года, начиная с 2013 года, из года в год, по официальной статистике, я могу сказать, по неофициальной, по моему ощущению, по количеству боевых операций моих товарищей, количество террористических акций в 2 раза меньше с каждым годом, то есть уменьшается.

Желнов: Да, тут вы сказали про 20 лет, а теперь говорите последние 3 года. А все-таки это улучшение, если...

Филатов: Улучшение — оно в течение, наверное... Те выводы, которые мы сделали на рубеже веков, они только сейчас стали приносить свои плоды. Это дело не одного дня. Вы знаете, такой вопрос задают, не то что некорректный — непрофессиональный: «Неужели после парижских событий полиция Бельгии или Франции…», тем более, все ниточки сразу вели в Брюссель. Вы помните, что как только все произошло, несколько спецопераций по нейтрализации, по поимке сообщников были в Брюсселе. То есть это сразу было ясно, понятно, нитки туда вели. Мне задают вопрос: «Почему не сделали выводов и такое произошло?». Вы знаете, только дилетант такое может говорить. Я всегда аналогии провожу, знаете как, в чем? Есть разные профессии, например, медики, хирурги, тоже у людей, которых касаются жизни и смерти. А вы что, считаете, что хирург ошибается только один раз в жизни? Или вы считаете, что от скальпеля хирурга не гибнут люди?

Желнов: Это понятная аналогия.

Филатов: Вы понимаете, что здесь нельзя по мановению палочки, мы увидели теракт, увидели, как он произошел в Париже — все, больше ни в одном городе подобного не произойдет. Все, что угодно, но не такой.

Желнов: Усиление, мы помним 2004 год, события в Беслане, когда президент, как тогда удачно формулировали журналисты, стал строить не спецслужбы, а общество: отмену губернаторских выборов, прямых вообще выборов. Сейчас после Парижа, после Брюсселя, как вы считаете, будет ли делать какие-то выводы власть по отношению к российскому обществу или российским спецслужбам, реформировать, мобилизовывать?

Филатов: Во-первых, я скажу так, что отмена прямых губернаторских выборов — это не работа с гражданским обществом, это, в том числе, работа со спецслужбами. И надо помнить, что кроме этой отмены, было ряд поправок принято законом — о расширении полномочий, в том числе, федеральной службы безопасности и полиции, что касается работы борьбы с терроризмом. А еще я аналогию хочу вспомнить в другом государстве, это нами любимая, нелюбимая Америка. Тогда после 2001 года 11 сентября они, во-первых, поменяли совершенно риторику по отношению к нами проводимой контртеррористической операции на Кавказе, стали практически сотрудничать с нами, в том числе помогли нам закончить вторую чеченскую кампанию. И после этого через некоторое время мы узнаем, что АНБ в нарушении всех законов получила такую возможность, техническую в том числе, прослушивать всех своих граждан и граждан, проживающих за рубежом. То есть, в принципе, все-все, в том числе и мы, и американцы, когда сталкиваются с такой трагедией, идут на некое ущемление демократических прав и свобод граждан.

Понимаете, в жизни вообще нет правых и левых, я считаю, ни либералы, ни консерваторы не правы, есть где-то правда посередине. И в зависимости от ситуации, от государства, от менталитета народа надо, наверное, пытаться балансировать где-то в середине. Поэтому я уверен, что и французы, и бельгийцы, и, в принципе, немцы и австрийцы сделают выводы, изменят, во-первых, работу спецслужб, то, что сделали мы. Им дадут больше возможности. Это, в принципе, уже видно.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Дождь в вашей почте
От скандала с офшорами до запрета меджлиса. Главные новости апреля
Сын миллиардера или выходец из семьи иммигрантов. Кто станет новым мэром Лондона?
День дождения глазами подписчиков
Семь заповедей Петра Павленского
Неудачные кадры военной операции ИГ
Воркута ждет. Зачем ехать в отпуск в русскую Арктику
Нештатные ситуации в прямом эфире
Шесть правил жизни Бейонсе
Самая короткая история космодрома «Восточный». Во сколько обошлось его строительство, из-за чего переносили первый запуск ракеты, и почему он так и не состоялся
Как Сталин вернулся в нашу жизнь и даже в политику
Как православный активист подрался с лидером блэк-метал группы. «Мы сделали все, чтобы это шоу уродов не состоялось»
Татьяна Москалькова: что мы знаем о новом уполномоченном по правам человека
Как в Америке борются с пережитками рабовладения, пока в России возводят памятники Сталину
Как мэрия украсила Москву к весне на 190 миллионов
Эмоции на Дожде. Самое смешное за шесть лет
Оговорки и неполадки в эфире Дождя. Самое смешное за шесть лет
Как пережить кризис? Советы Александра Аузана
Что будет, если людям начнут выплачивать деньги просто так. Опыт Намбии, Голландии, и Финляндии
Квача — самое выгодное вложение 2016 года
Переписка Владимира Путина и россиян. Главное из «Прямой линии» с президентом
Киберпреступность — угроза для человечества?
Пять стратегий из «Монополии», необходимых в реальной жизни
Уполномоченный по защите животных. Кто мог бы им стать?
Лучшие вопросы Путину 2016
Четыре совета для тех, кто хочет переехать за границу
На сколько миллионов выросли доходы Путина, Медведева, Володина и других в 2015. И что произошло с заработком обычных россиян
Ограничить интернет, проверить молодежь, ввести идеологию. Как Бастрыкин пресекает попытки Запада раскачать ситуацию в России
Ограничить интернет, проверить молодежь, ввести идеологию. Как Бастрыкин пресекает попытки Запада раскачать ситуацию в России
Видеоблогер собрала начала и концовки сериалов и фильмов
Сколько ошибок в расследовании «России 1» о Навальном
Кто такие Бут и Ярошенко, на которых могут обменять Савченко
«Бред», «ничего нового» и другие реакции на Panama papers
«Бред», «ничего нового» и другие реакции на Panama papers
История столкновений в Нагорном Карабахе за минуту
«Вброс» против Путина: что это было
Как бегать правильно. Три совета от чемпиона мира Колина Рэя Джексона
От отставки Чурова до «компроматов» на Путина. Главные итоги марта
Скоро на Дожде. Документальный фильм о Сергее Михалке и группе Brutto
Эльфы и тролли против кризиса. Как они спасли экономику Исландии
Пользователи «Твиттера» проверили, можно ли упасть на банановой кожуре
У кого из друзей Путина журналисты нашли панамские офшоры
Что представляет из себя секта «Аум Сенрикё». И почему её основатель делал ставку на Россию
Как стать успешным? Шесть правил для лидеров
Скоро на Дожде фильм о Сергее Михалке и группе Brutto. Видео с репетиционной базы
Статистика российских судов за 2015 год. Скольких людей осудили, приговорили к пожизненному заключению и скольких оправдали
Восемь вопросов владельцу Московского кредитного банка Роману Авдееву
Где хотят работать россияне
Не сообщил о готовящемся преступлении — в тюрьму
Сколько музыкальных инструментов можно купить на $2 млрд.
На что хватит $2 млрд
В каких странах еще существует Нацгвардия. И что она там из себя представляет
Три анекдота от Юрия Лозы
Как ремонтируют дороги в разных городах России
Музеи, которые нужно обязательно посетить. Выбор режиссера Кирилла Серебренникова
Юрий Лоза против Led Zeppelin и Rolling stones. Как отреагировали в соцсетях
Особенности национального трудоголизма
Зачем государству война в телевизоре, и есть ли предел у пропаганды. Выводы доклада Центра Карнеги «Хотят ли русские войны» за полторы минуты
«Выживший»: человек, который пережил три теракта
Почему визит Обамы на Кубу — это действительно важно
История противостояния экс-владельцев ЮКОСа и российских властей
Все, что известно о терактах в Брюсселе за полторы минуты
Дебаты Навального и Познера. Самое интересное за минуту
Как выносили приговор Надежде Савченко
О крушении «Боинга» в Ростове-на-Дону — за минуту
Познер и Навальный играют в «Пойми меня»
Что случилось в Минкульте. И придут ли теперь за Мединским
13 вопросов бизнесмену и певцу Эмину Агаларову
Дебаты Мовчана и Титова. Самое важное за минуту
Уникальные фото питерского рок-клуба
Как женщин вербуют в ИГИЛ и сколько им платят
Чернобыль и Фукусима. Как правительства замалчивают реальную угрозу
Жив Джон Сноу или нет? Вгляделись в трейлер «Игры Престолов» повнимательнее
11 советов для успеха в бизнесе от Дональда Трампа. «Думайте о себе как о выдающемся мыслителе»
Полицейские-бомжи, блины на лопатах, 1993 возвращается. Breaking Mad с Владимиром Роменским
Итоги операции России в Сирии за полторы минуты
Дома без крыш и воды. Как живет город в Карелии в 100 км от финской границы
Роменский и шоколадная ярмарка
Российские спортсмены и мельдоний. Вся история последних допинговых скандалов за минуту
Любимый алкоголь и самая странная привычка Валерия Сюткина
Сколько стоили советские товары в пересчете на современные деньги
«Лежать на дне — это не развитие». Шесть вопросов Наталье Зубаревич
Энциклопедия цензуры на федеральных каналах. Краткое содержание
Чему можно научиться и куда устроиться в кризис
Во что вложить 4 млн рублей и другие ответы Сергея Алексашенко
Главные нестыковки в деле Савченко
Короткий месяц, но насыщенный. Главные новости февраля
Сколько людей погибает в шахтах в России
Скоро. Первый документальный фильм про Сергея Михалка и Brutto
11 вопросов новому лидеру «Правого дела»
Испытание российской модой. Как Владимир Роменский приоделся на выставке текстильной промышленности
Как не сесть за репост. Полезная памятка
Почему Медведев не увидел нового стадиона в Калининграде
«Короли госзаказа» — самые родные, таинственные и всеядные
Кому достанется «Домодедово» после дела Каменщика?
История «лайка» за минуту
В чем копить, о чем читать и что делать. Девять вопросов к Гонтмахеру
Снос города из трущоб около МГУ
14 вопросов Александру Васильеву
Как беженцы стали главной темой Берлинале
Взрыв в Анкаре. Самое важное за полторы минуты
Известные экономисты дают советы правительству
Надводный трамвай как альтернатива метро
Пять вопросов участникам «Квартета И»
Как в Москве сносят исторические здания
10 каверов на песню Дэвида Боуи Space Oddity
«Богатые русские дети» в инстаграме
Лучшие сериалы «Амедиатеки» на Дожде
«Пойми меня» с Юрием Сапрыкиным и Александром Липницким
Испытание российской едой. Завтрак по-репортерски Владимира Роменского
Пять причин стать волонтером
Как мы беднеем. Помогаем пережить кризис вместе с Рейчел и Лебовски
Три главные цитаты дня
Инструкция. Как жить с кредитами
Быть или не быть новому правительству?
17-летняя звезда рунета певица Монеточка отвечает на вопросы Дождя. «Папа говорит, что Крым не наш, я говорю, что наш»
«Сегодня снесли киоски, а завтра снесут вашу квартиру». Как Григорий Ревзин, Антон Носик, Елена Памфилова и другие в соцсетях отреагировали на снос ларьков
Белковский на Дожде. Лучшее
Полная версия
Самое важное
Шах и Трамп: как республиканская гонка закончилась досрочно
Велосипедисты вместо танкистов, а Зимбабве как новый «русский мир». Белковский и Невзоров поспорили о том, каким должен быть парад Победы
Как КПСС научилась использовать демократию, а народ поверил Ельцину. Юрий Шевчук в документальном цикле к 110-летию первой Думы. Шестая серия
Два взгляда на штурм Дома Советов. Заочный диалог Гайдара и Хасбулатова
Либеральные надежды российских императоров и неизвестная «конституция» Анны Иоанновны. Юрий Шевчук в документальном цикле к 110-летию первой Думы. Пятая серия
«Революционеры травили императора, как зверя». Как борьба за свободу привела к тоталитарному режиму. Седьмая серия документального цикла с Юрием Шевчуком к юбилею Думы
Секс и холостой президент. О чем можно говорить? #ВечерняяХиллари с Хакамадой, Сорокиной, Рудковской и Холиной. Премьера
Как академик Сахаров ломал советскую систему. Юрий Шевчук в документальном цикле к 110-летию первой Думы. Четвертая серия
Один депутат от крестьян = пять от рабочих. Ценз в СССР. Третья серия цикла к юбилею Думы
Собчак — на праймериз, Хирург — в Европу, и что бывает, если ты против Кадырова. Главное за неделю под необычным углом
Первое интервью Рамазана Джалалдинова, бросившего вызов Кадырову. «Меня ищут в Кизляре и Махачкале»
Ксения Собчак работает над предвыборным образом. «Я вас всех удушу материнской любовью»
Андрей Лошак о самых невероятных героях-одиночках. Выкупить пакистанских рабов, оперировать в Южном Судане и придумать новую Руанду
Подписка на Дождь бесплатно. Наш партнер Рокетбанк готов оплатить подписку за вас
Алла Вербер: самое страшное — признаться самой себе в ужасном диагнозе. Фэшн-директор ЦУМа о том, как справилась с раком и не потеряла любовь к моде
Джейн Фонда о том, как жить на полную и не бояться стареть
Величайший карманник в мире показывает, как ловко отвлекать внимание. В конце выступления вы тоже окажетесь обманутыми
«Лучше 15 человек в Думе, чем 200 тысяч на улице». Дмитрий Гудков о том, боится ли власть повторения Болотной и ждать ли фальсификаций
Все в Россию: как мы стали одной из самых посещаемых стран в мире. Первый вице-президент туроператоров России о последних трендах внутреннего и зарубежного туризма
Леонид Парфенов: когда навязывают одно мнение, нужно напоминать, что богатство в разнообразии. О своей трилогии «Русские евреи», давлении на РБК и закрытии семейного ресторана